Сокровища Шлимана

Маска Агамемнона, 1550–1500 гг. до н.э., золото, Национальный археологический музей, Афины.
Маска Агамемнона, 1550–1500 гг. до н.э., золото, Национальный археологический музей, Афины.
Он доказал, что воспетая Гомером Троя – быль, и открыл целое тысячелетие древнегреческой истории. Благодарная Эллада начертала на его могиле «Герою Шлиману», а героями в греческой мифологии, как известно, именовали смертных, подобных богам.

Генрих Шлиман появился на свет 6 января 1822 г. в городке Нойбуков германского герцогства Мекленбург-Шверин. Его отец, протестантский пастор в небольшом селении Анкерсхаген, своими рассказами и чтением заронил в мальчике интерес к древней истории вообще и Троянской войне в частности. К сожалению, в быту отец Генриха был пьяницей и бабником, тиранившим свою жену, милую и добрую женщину. После рождения девятого ребенка мать Генриха скончалась, и отец отослал одиннадцатилетнего мальчика в соседний городок к своему брату, тоже пастору. Проучившись там три года сначала в гимназии, а потом в реальном училище, он из-за отцовского безденежья вынужден был прервать учебу. На этом формальное образование будущего знаменитого археолога завершается, а он сам устраивается мальчиком на побегушках в маленький бакалейный магазинчик.

Начало пути

Пять с половиной лет отупляющего труда. Тоска и безысходность. Но, как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. Поднимая тяжелый бочонок, он повреждает сосуд в легком и начинает харкать кровью. Хозяин выгоняет его из лавки. С 30 талерами в кармане пешком он добирается до Гамбурга. Морские пути из этого порта вели в страны, одно название которых кружило юноше голову. Там можно было обрести богатство и славу. Генрих нанимается юнгой на парусник «Доротея», идущий в Венесуэлу. Увы, уже на следующий день после выхода в море судно попадает в страшный шторм. К счастью, все обошлось без жертв, и хотя «Доротея» затонула, команда и пассажиры были выброшены на один из островов Голландии. Вскоре Шлиман оказывается в Амстердаме. В этом крупном торговом центре Генриху удается найти место рассыльного в одной из коммерческих фирм, но честолюбивые мечты не оставляют его. Основой будущего успеха юноша считает знание иностранных языков, прежде всего английского, и с головой уходит в его изучение, разработав собственный метод. И уже через шесть месяцев он бегло читал и говорил на английском. Столько же времени потребовалось ему на овладение французским. Дальше дело пошло еще быстрее.

Голландский, итальянский, испанский, португальский... На изучение каждого из этих языков у него уходит не больше шести недель. Шлиман становится ценным работником, и его берут на службу в одну из самых уважаемых амстердамских фирм с очень приличным жалованием.

В это время важнейшим партнером многих торговых домов Амстердама была Россия, но ни один из служащих этих фирм не владел русским. Такой шанс нельзя было упустить. Используя свой уже проверенный метод, Шлиман снова добился успеха и вскоре написал свое первое деловое письмо на русском. А спустя несколько месяцев на аукционе мог свободно беседовать с купцами из России.

Владельцы фирмы решили послать молодого коммерсанта своим представителем в СанктПетербург. Перед Шлиманом, уже скопившим некоторый капитал, открывались блестящие перспективы. В январе 1846 г. он прибывает в Петербург, а всего год спустя открывает собственную контору по закупке и продаже индиго – дело чрезвычайно прибыльное. И сразу же принимает российское подданство.

Новая цель

Золотые украшения из находок в Микенах, Национальный археологический музей, Афины.
Золотые украшения из находок в Микенах, Национальный археологический музей, Афины.

У Генриха богатый дом, роскошный выезд, но ему не хватает уюта и любящего сердца рядом. Однако мечты о семье приходится отложить. До него доходят известия о том, что в Калифорнии скончался его брат, уехавший туда в поисках золота. Шлиман отправляется в Новый Свет. В Сакраменто он находит могилу брата и ставит ему памятник. Однако золотая лихорадка захватывает и его. Генрих организовывает банк для золотоискателей и начинает выгодно принимать у них драгоценный песок. Дело это было сопряжено с большим риском. Генрих пережил немало приключений, достойных стать сюжетом голливудского вестерна. Поэтому, несмотря на удачные операции с золотом, он мечтал вернуться «в милый незабвенный Петербург» и «найти себе хорошенькую русскую жену». Екатерина Петровна Лыжина, дочь питерского адвоката, была особой хорошенькой и довольно образованной. Вот только счастья Генриху она не дала, поскольку совершенно его не любила. Неравнодушна она была только к его деньгам. Шлиман упрекал супругу в склонности к мотовству и необычайной холодности. Тем не менее у них родились трое детей. Шлиман искал утешение в изучении новых языков. С обычной своей быстротой он овладевает современным греческим, а затем и древнегреческим. Бизнес его развивался более чем успешно. За годы Крымской войны на поставках для армии Шлиман заработал колоссальное состояние, став мультимиллионером. Однако, достигнув вершины материального благополучия, он потерял интерес к коммерции. Ему нужна была новая цель, которая потребовала бы от него напряжения всех сил. И такой целью становится археология.

Оживает детская мечта – найти Трою, воспетую Гомером. После долгих мытарств он разводится с женой. Шлиману всего 47 лет, и у него есть великая цель, а вскоре появляется и достойная подруга, разделявшая его страсть к поискам Трои, – юная гречанка София Энгостроменос.

Достигнув вершины материального благополучия, Шлиман потерял интерес к коммерции. Ему нужна была новая цель. Оживает детская мечта – найти Трою, воспетую Гомером.

Клад Приама

Обнаруженные Шлиманом в 1874–1878 гг. микенские укрепления 16 в. до н.э.
Обнаруженные Шлиманом в 1874–1878 гг. микенские укрепления 16 в. до н.э.

В это время большинство археологов, веривших в существование Трои, полагали, что город следует искать в Турции, на троянской равнине на месте селения Бунарбаши. Шлиман, тщательно исследовав это место, забраковал его. Оно находилось слишком далеко от моря. Согласно Гомеру, которому Шлиман безоговорочно доверял, расстояние между лагерем греков и Троей было совсем небольшим. Кроме того, Бунарбаши окружен неприступными скалами. Как смог бы Ахиллес заставить Гектора трижды обежать стены крепости, если он, Шлиман, чтобы обойти местность, вынужден был целых два часа карабкаться на четвереньках. Нет, Бунарбаши совершенно не годился. Зато расположенный невдалеке от моря холм Гиссарлык, решил Генрих, явно скрывал под своей толщей удивительные тайны. Раскопки начались летом 1871 г. Трудности, связанные с работами в этом диком месте, были невероятны. Ужасающая жара, изобилие змей и скорпионов, болотная лихорадка. В первый сезон не хватало хороших инструментов.

София мужественно переносила лишения наравне с мужем. К этому времени у них уже родилась дочь, которую археолог назвал Андромахой, в честь жены и верной подруги Гектора. Лишь весной 1873 г. усилия Шлимана были вознаграждены: археолог наткнулся на остатки древней крепостной стены. Здесь же, по его убеждению, должны были находиться и ворота, у которых Андромаха провожала в последний бой Гектора. «Я увидел медный предмет необычной формы, – вспоминал Шлиман, – который привлек мое внимание, так как за ним блеснуло золото». Клад насчитывал 8853 предмета, в основном довольно мелких. Были, однако, и более массивные вещи, например, чаши и кубки из золота весом 600, 403 и 226 граммов. Шлиман был уверен, что нашел «клад Приама» – золото, которое царь Трои собрал для того, чтобы выкупить у Ахиллеса тело своего сына Гектора. Археолог ошибался. Он полагал, что Троя, воспетая Гомером, представляет собой древнейший, а следовательно, самый нижний слой гиссарлыкского холма. Поэтому он местами и забирался под землю на глубину до 16 м. Он не мог и предположить, что на самом деле Троянская война оставила свои следы на глубине от 7 до 10 м от поверхности. И то, что он принял за «клад Приама», на самом деле было сокровищем какого-то владыки, жившего за 1200 лет до отца Гектора.

Несправедливо, однако, винить в этом Шлимана, ведь даже сегодня археологи, располагающие самыми точными методами, включая и радиоуглеродный анализ, не могут точно указать, в каком из шести возможных слоев могучего холма находится «славный град Приама».

Весной 1873 г. Усилия Шлимана были вознаграждены: археолог наткнулся на остатки древней крепостной стены. Найденный в ходе дальнейших раскопок клад насчитывал 8853 предмета.

Поиски Агамемнона

Вид троянских раскопок Шлимана», гравюра XIX в.
Вид троянских раскопок Шлимана», гравюра XIX в.

До сих пор неизвестно, каким образом Шлиман сумел переправить сокровища в Грецию, спрятав их у родственников жены. Этим он нарушил договоренности с турецкими властями, согласно которым половину находок должен был отдать им. Разгневанные турки потребовали у греческих властей конфисковать ценности. Греческий суд признал справедливость этих требований.

Шлиман уладил конфликт, выплатив туркам солидную сумму. Сам же «клад Приама» оказался пока бесприютным. Ну а Шлиман тем временем увлекся другим грандиозным проектом – поиском захоронения Агамемнона, вождя греков, некогда осаждавших Трою. Раскопки в Микенах, городе Агамемнона, продолжались два года.

Терпение Шлимана вновь было вознаграждено. Он обнаружил гробницы с останками пятнадцати человек. И груды сокровищ. В том числе и на человеческих останках, и возле них – массивные золотые кубки весом до полутора килограммов, инкрустированные мечи и кинжалы. Всего более сорока килограммов в необычайно изящных изделиях. Вообще в истории археологии лишь гробница египетского фараона Тутанхамона, обнаруженная в 1922 г., по своему богатству превосходит микенскую находку. Заслуга Шлимана как ученого грандиозна, ее отнюдь не умаляет ошибка, которую он, как и в Трое, допустил по причине присущего ему энтузиазма. Шлиман полагал, что останки одного из найденных в гробнице воинов принадлежали легендарному Агамемнону.

На самом же деле захоронение это было сделано на три века раньше описанных Гомером событий – в XVI в. до Рождества Христова! Свою находку Шлиман подарил народу Греции. Она и по сей день экспонируется в одном из музеев Афин. Что же касается сокровищ Трои, то их судьба оказалась сложнее и драматичней. Шлиман пытался продать коллекцию во Францию и Англию. Предлагал и России. По разным причинам его переговоры не увенчались успехом. В 1881 г. он принял решение передать «троянское золото» Германии. Там оно и хранилось до конца Второй мировой войны. Сегодня оно находится в Москве. Сам же Шлиман еще долгие годы принимал участие в археологических экспедициях. Снова Троя, Тиринф, Крит.

Генрих Шлиман скоропостижно скончался на Рождество 1890 г. Своего сына, родившегося в 1878 г., он назвал Агамемноном.

comments powered by Disqus