Большое Яблоко

Empire State Building.
Empire State Building.
У многих жителей планеты, никогда не бывавших в Нью-Йорке, этот город ассоциируется с двумя достопримечательностями – лесом небоскребов на Манхэттене и статуей Свободы. На самом деле Нью-Йорк, как никакой другой мегаполис Америки, по-настоящему интересен и многообразен.

Небоскребы Манхэттена были и остаются главным символом самого большого города Соединенных Штатов. Хотя справедливости ради надо признать, что в наши дни эти архитектурные колоссы уже не производят столь ошеломляющего впечатления, как, например, полвека назад. Нынче во многих городах мира, главным образом в Юго-Восточной Азии, построены небоскребы и повыше, и повыразительнее нью-йоркских. Но нигде, кроме Манхэттена, они не доросли до высот настоящего символа города.

Высшие достижения

Центральный парк и небоскребы Манхэттена.
Центральный парк и небоскребы Манхэттена.

Американцы – нация спортсменов, всегда и во всем настроенных на победу, для них призыв «стань лучшим» звучит, как мантра. Поэтому, как только в конце позапрошлого века на острове Манхэттен, постепенно превращавшемся в неофициальную «столицу» Америки, земля стала расти в цене, а технические возможности позволили возводить здания в десятки этажей, началась не прекратившаяся и поныне захватывающая гонка – кто построит здание выше!

Рекордсмен на протяжении нескольких десятилетий, а ныне почтенный «старичок» – знаменитый Empire State Building – строился в начале 30-х годов прошлого века. Страна еще только выбиралась из Великой Депрессии, и «имперская» ступенчатая высотка, вызывавшая ассоциации с древними вавилонскими пирамидами-зиккуратами, превратилась в символ несгибаемого американского оптимизма. Она олицетворяла мощь и надежность, а также демонстрировала наглядный пример экономии – строительство здания обошлось всего в $8 млн вместо запланированных пятидесяти. Говорят, застройщик – бизнесмен Джон Раскоб, купив два акра в центре города, вызвал архитектора Уильяма Лэмба, поставил карандаш острием вверх и спросил: «Насколько высоким вы сможете его сделать?».

Сегодня, спустя десятилетие после трагических событий сентября 2001 г., когда в результате террористической атаки рухнули две башни Всемирного торгового центра на Манхэттене, нью-йоркцы полны желания вновь продолжить гонку. Меньше чем через два года после трагедии был объявлен конкурс на строительство нового комплекса на месте разрушенного.

Практически все соискатели были настроены на будущий рекорд – ввысь рвались небоскребы самых причудливых конструкций. В 2003 г. был назван победитель – проект «Сады мира» архитектора Дэниэла Либескинда, который представляет собой 541-метровую башню-стелу, напоминающую гусиное перо. Высота ее выбрана исключительно по соображениям политическим, а не архитектурным или техническим: 541 м – это 1776 футов, то есть год подписания Декларации Независимости США. Впрочем, с тех пор проект претерпел множество изменений, и что именно появится на месте разрушенных небоскребов-близнецов, покажет будущее. Как известно, для американцев проблема их психического благополучия не менее важна, чем вопрос денег. К примеру, лес небоскребов на Манхэттене даже в ночное время расцвечен огнями, как рождественская елка. Так распорядились нью-йоркские власти, озабоченные депрессивным воздействием на горожан и приезжих темной громады, закрывающей звезды, – «обесточенных» на ночь высоток. Поэтому арендаторы обязаны оставлять на ночь свет в комнатах, оплачивая расходы за электроэнергию из своего кармана.

Дневные прогулки

Таймс-сквер.
Таймс-сквер.

Неофициальное прозвище Нью-Йорка – Большое Яблоко. Происхождение названия туманно, но многие считают, что родилось оно в 20-х годах прошлого века на нью-йоркских скачках, где победителю достается «яблоко», а менее удачливым соперникам, соответственно, объеденная сердцевина… Хотя никто не спорит и с другой аналогией, куда более очевидной. Вот уже более века знаменитый город-искуситель на Восточном побережье США манит к себе миллионы людей со всех континентов, подобно библейскому райскому яблоку.

Соблазнительно пройтись по самой знаменитой торговой улице города – Пятой авеню. Необязательно с целью непременно что-то купить – магазины здесь самые шикарные и модные, а потому и самые дорогие. Местные жители частенько придаются чисто нью-йоркскому удовольствию – window shopping, то есть бродят без конкретной цели от витрины к витрине, разглядывая выставленные там богатства. Гостям города полезно взять на вооружение их опыт – такой моцион расширяет кругозор, насыщает впечатлениями, а кошелек при этом сохраняет свою толщину. За очередным поворотом туриста ожидает сюрприз – втиснутый между унылым стеклом и бетоном офисных зданий псевдоготический собор Святого Патрика. Новодел, конечно, не чета почтенным собратьям в Старом Свете, но для Манхэттена – определенно достопримечательность. Красивы и словно предназначены для прогулок площади в Lincoln Center, у театра Metropolitan и Carnegie Hall. А вечером, конечно, все отправляются смотреть неоновое неистовство на Бродвее и Таймс-сквер. Кстати, только неискушенные туристы покупают билеты на бродвейские шоу в кассах театров и у услужливых портье в гостиницах. В Нью-Йорке каждый знает – в киосках с нечитаемой надписью «tkts» на Таймс-сквер всегда и на все спектакли можно купить билет за полцены, а то и дешевле.

В Манхэттен можно влюбиться, посетив два самых симпатичных его района. Первый – пестрый, пульсирующий и заражающий жизненной энергией квартал молодежи и творческой богемы – Greenwich Village. Второй, напротив, спокойный, располагающий к размышлениям – Центральный парк. Это любовно сохраненный уголок живой природы с чистым воздухом, озерами и тенистыми аллеями, гигантским зеленым «солярием» – обычным газоном, на котором нежатся под жарким летним солнцем сотни местных жителей.

Центральный парк Манхэттена – любовно сохраненный уголок живой природы с озерами, тенистыми аллеями и гигантским зеленым «солярием» – газоном, на котором нежатся под солнцем горожане.

Город-мир

Знаменитый бык на Уолл-стрит в деловом центре Манхэттена.
Знаменитый бык на Уолл-стрит в деловом центре Манхэттена.

И все-таки главная достопримечательность НьюЙорка – его жители. С начала прошлого века и до наступления эры трансатлантических перелетов большинство переселенцев впервые ступало на американскую землю на крохотном островке Эллис-Айленд в бухте Гудзона, о чем напоминает соответствующий музей – American Museum of Immigration. Он расположился прямо в основании статуи, благо размеры позволяют. Вознесенная на 50-метровый пьедестал 45-метровая фигура женщины в зубчатом венце и с факелом в руке более века встречала всех, кто прибывал в НьюЙорк морским путем. Французский архитектор Фредерик Бартольди создал ее к столетнему юбилею Независимости Соединенных Штатов, инженерные расчеты делал знаменитый Жан Эффель, а заказчиком выступила частная группа французских граждан, вдохновленная идеями свободы. Они-то и подарили гигантскую скульптуру американскому правительству. Автор назвал работу «Свободой, освещающей Мир», а заказчики посчитали, что статуя с факелом в высоко поднятой руке должна приветствовать у нью-йоркского причала людей, прибывающих в Америку со всего мира в надежде обрести новую родину и, прежде всего, свободу. И хотя сегодня художественные достоинства Статуи Свободы у истинных ценителей прекрасного вызывают противоречивые чувства, она по-прежнему остается одним из главных символов Нью-Йорка.

Проблем с финансовым обеспечением эксплуатации почти стометрового сооружения, как и в случае с Empire State Building, никогда не возникало. Статуя Свободы – излюбленный туристический объект. Гигантскую статую можно не только осматривать, но и забраться внутрь огромной короны, где есть смотровая площадка.

Нью-Йорк – один из самых космополитичных мегаполисов планеты. Достаточно оказаться вечером в районе под названием «Маленькая Италия» в нижнем Манхэттене, и вы почти не услышите английскую речь. Официанты бесчисленных ресторанов и тратторий, выстроившихся по обеим сторонам улиц, еще смогут с вами пообщаться по-английски, но за столиками все говорят только «на своем» – на итальянском.

То же самое можно наблюдать и в другом колоритном районе Манхэттена – Чайнатауне. Аналогичные китайские кварталы имеются во многих крупных городах Америки, но только в нью-йоркском «Маленьком Китае» турист окажется в настоящем Китае. Безо всякого намека на Америку! А за рекой, в хорошо известном нашим соотечественникам районе Большого Нью-Йорка – Брайтон-Бич, – давно говорят по-русски. И наконец, в верхнем Манхэттене есть легендарный Гарлем, где редко встретишь «белого человека»…

Лучший способ узнать, что такое Нью-Йорк, – просто бродить по нему без заранее намеченной цели. За день-два все достопримечательности города как-то сами собой окажутся у вас на пути.

Все о’кей!

Сегодня население Нью-Йорка – более 10 млн человек – всех возможных цветов кожи, религий, культур, профессий, уровней достатка и житейских воззрений. Каждое утро они спешат по неотложным делам по авеню и стритам Манхэттена. Желтый пакет с документами прижат к груди, на спине рюкзачок, во рту недожеванный гамбургер, в свободной руке пластиковый стаканчик с колой, а в глазах азарт, сосредоточенность и отрешенность одновременно – так выглядит средний американец в начале рабочего дня. Что до туристов, то им спешить некуда. Хотя даже за несколько дней осмотреть все, что предлагает любопытным Город Соблазнов, задача непосильная.

С экскурсионными программами здесь все о’кей. Но есть одна проблема – многочисленные экскурсионные автобусы точно так же рискуют застрять на долгие часы в пробках, как и весь наземный транспорт, включая знаменитое местное «желтое такси», водители которого редко хорошо говорят по-английски, зато охотно переходят на родные языки – индийский или русский! Пешим ходом можно увидеть только уличный быт, но не охватить панораму Манхэттена в целом – а она того заслуживает. Поэтому оптимальный вариант получить неизгладимые впечатления, которые не заменят никакие фильмы и открытки, – облететь Манхэттен на вертолете.

Восхитителен вид Манхэттена и с палубы прогулочного катера. Свежий солоноватый морской воздух и ослепительная иллюминация небоскребов прекрасно сочетаются с отличным ужином и танцами под живую музыку.

Сверкающий мириадами огней Манхэттен не спит, жизнь там продолжает бурлить и с заходом солнца. А когда все-таки засыпает, то все равно не перестает искушать – днем завтрашним. Завтра придут успех, счастье, деньги. Завтра вы проснетесь победителем – «Ведь это – Нью-Йорк!»

comments powered by Disqus